loader image

В начале 2022 года десятки тысяч граждан Республики Молдова получили единовременную финансовую помощь в размере 1000 леев. Деньги получали прямо в руки, на почте. Средства были предоставлены в рамках проекта, финансируемого Европейским Союзом. Однако эта небезосновательная помощь вызвала волну недовольств. А все потому, что в некоторых населенных пунктах люди с доходами и имуществом оказались в списках получателей, а те, что победнее — нет. Выяснилось, что несправедливое распределение помощи произошло из-за базы данных Министерства труда и социальной защиты, которую используют для определения социально уязвимых лиц. Кто виноват и как объясняют случившееся? Подробности в расследовании. 

В начале февраля стартовал крупный проект по поддержке граждан Молдовы для преодоления последствий энергетического кризиса, который постиг нашу республику. На эти нужды Европейский Союз выделил 5 млн. евро.

ДЖОРДЖИАНА КРЕМЕНЕ, директор по стране PIN Moldova: Помощь ЕС получат наиболее уязвимые категории граждан, которые будут определены в соответствии с четкими и прозрачными критериями отбора. Здесь речь идет о пожилых людях, особенно одиноких, также о членах малообеспеченных и многодетных семей, инвалидах. 

Таким образом, были отобраны около 40 тысяч человек, из которых около 37 тысяч получили единовременную помощь в размере 1000 леев каждый. Мы «последовали» за деньгами, чтобы получить подтверждение того, что деньги оказались, как нас и заверяли, в карманах самых бедных жителей Молдовы.

Первая остановка — коммуна Брэтулень Ниспоренского района. В состав коммуны входит два села, в которых проживает почти две тысячи человек. В местной примарии узнаем, что в список получателей помощи попали два сотрудника учреждения. Бюджетники ежемесячно получают госзарплату. Другими словами, если следовать логике проекта, две сотрудницы примарии — одни из самых уязвимых жителей села.

КРИСТИНА САНДУ, соцработник Примарии Брэтулень: Я подумала, может быть, это лотерея и мне хоть однажды в жизни выпала удача. Вот и все.

Кристина Санду — соцработник в Брэтулень. Фактически, Кристина отвечает за составление и обновление списков социально уязвимых жителей коммуны. Однако, в этот раз она не составляла список лиц, имеющих право на получение 1000 леев. Единовременная помощь пришла на почту. Практически каждый получатель получил письмо, в котором сообщалось, что он может получить деньги в почтовом отделении. Почему соцработник, которая ежемесячно получает около четырех с половиной тысяч леев, пускай и скромные деньги, получила такое письмо, в то время, когда ее нельзя отнести к социально-уязвимым гражданам? У этого нет никаких объяснений.

КРИСТИНА САНДУ, соцработник Примарии Брэтулень: Я не знаю, серьезно. Сама задавалась этим вопросом, потому что, например, я получаю зарплату. И действительно не знаю, по каким критериям нас выбирали, вот в чем проблема. Меня нет в списке. После того, как меня взяли на работу, я худо-бедно могу содержать семью. Но у нас есть находящиеся на учете социально уязвимые жители, у которых куда больше проблем. Лучше бы дали им, так как они уязвимее меня. Поверьте, уж лучше бы им дали, и мне было бы спокойнее. 

Рядом находится кабинет Родики Фэрымэ, работающей специалистом в примарии. Она тоже получила 1000 леев на преодоление энергетического кризиса.

РОДИКА ФЭРЫМЭ, специалист Примарии Брэтулень: Пришла женщина с почты. Она принесла конверт и говорит: «Вот тут немного денег». А я ее спрашиваю: «За что»? И я сказала, что не верю, потому что пять лет уже как инвалид, и за это время мне ни разу ничего не давали. И детям на школу не давали, у меня три ребенка, которые…и за границу не ездили: ни я, ни муж. Мы оба — бюджетники и работаем здесь как можем.

КРИСТИНА САНДУ, соцработник Примарии Брэтулень: Я действительно не знаю, по каким критериям отбирали. Не знаю, как так получилось, что, например, у жены есть работа, муж тоже трудоустроен, а им пришли деньги.

Помимо пенсии по инвалидности Фэрымэ также получает зарплату в размере более четырех тысяч леев. Ее муж работает охранником в школе и получает около двух тысяч леев в месяц.

Одна из 38 человек получивших европейскую помощь в конвертах, — эта женщина, которая живет в двухэтажном доме и имеет две машины, припаркованные во дворе;

НАТАЛЬЯ КАРАГАНЕВ, жительница коммуны Брэтулень: Попросту говоря, я получила письмо, и, как я поняла, это на погашение коммунальных.

Владелец дома в кадре, который на сегодняшний день — один из самых красивых в этих местах;

АЛИНА МОРОЧИКА, жена получателя единовременной помощи: Я не знаю, кто составлял эти списки, и меня никто абсолютно не спрашивал. Пришло письмо, и мы, попросту говоря, остались немного шокированы.

Но и мать секретаря Местного совета, которая до этих событий несколько лет подряд работала за границей, в Италии.

ЕЛЕНА ГАЛЯ, жительница коммуны Брэтулень: Да, и я думала, откуда мне пришла такая помощь? Это единственный раз в жизни, с тех пор как я вышла на пенсию. Ничего подобного у меня и не было… Обрадовалась, что на эти деньги оплатила электричество, а что с оставшимися сделала, и не помню. Я слышала, что в примарии есть девушка, она внесла в меня список, или она даже с почты.

МАРИАНА ГАЛЯ, секретарь Местного совета Брэтулень: Изначально я очень засомневалась, потому что не было ни печати, ни подписи. И даже подняла вопрос немного наверх. Я разговаривала с… звонила в службу соцпомощи в Ниспоренах. Они сказали, что тоже не в курсе.

После того как мы прошлись по селу, пытаясь найти получателей помощи среди социально-уязвимых жителей, соответствующих критериям, объявленным на пресс-конференции, посвященной запуску проекта, мы, наконец, наткнулись на пенсионерку, которая соответствовала заявленным требованиям. Она пожилая и живет одна.

ЗИНАИДА ТУРКУЛЕЦ, жительница коммуны Брэтулень: Только два пожилых человека из села получили помощь. Остальные получатели были намного моложе. А пенсионного возраста была только я и еще одна женщина.

С другой стороны, семья Коников, живущая на грани бедности, в скромном домике и, судя по всему, соответствующая заявленным исполнителями проекта критериям, денег не получила. И это несмотря на то, что она состоит на учете местной службы социальной помощи, то есть относится к социально-уязвимым.

АННА КОНИКОВ, жительница села Кырнешть ком. Брэтулень: Кто-то получил, а мы не получили ничего. Нам нужно дом починить, еще, вот, дров купить. Денег нет и нам не хватает. Вот я на внуков и молюсь. Ведь у меня внук за границей. Мне присылает понемногу, но присылает, и девочке.

Как так получилось, что некоторые люди, у которых есть доход и имущество, получили единовременную финансовую помощь, а другие, действительно нуждающиеся, помощь не получили? Соцработник Кристина Санду нам сообщила, что из 60 социально-уязвимых жителей коммуны, которые числятся на учете, помощь Евросоюза получили не все. Это несмотря на то, что она обновляет список несколько раз в год.

КРИСТИНА САНДУ, соцработник Примарии Брэтулень: Например, я обязательно обновляю список в начале года. И допустим, у меня в списке есть семьи с тремя детьми, как только одному ребенку исполняется 18, я его убираю из списка и так далее. Что касается людей с ограниченными возможностями, ко мне приходят новые, которые подают заявление. Я им готовлю формуляр, когда они приходят ко мне. Я их добавляю в список и убираю из списка. Я сама веду свои записи, и когда кому-то нужен список или… я предоставляю им информацию, которая у меня есть.

НИКОЛАЕ ЧЕРЧЕЖA, примар коммуны Брэтулень: Первый раз такое наблюдаю, чтобы в примарию пришла какая-то помощь, а примар и соцработник об этом не знали. Знаете, как распределялась помощь, кто составлял список? Я и по сегодняшний день не знаю. Кто действительно получил, кто заслужил. Нет, мы не против, но есть и кто… Не знаю, не знаю.

Аналогичная ситуация произошла и на севере страны, в коммуне Булбочь Сорокского района. Часть европейской помощи в конвертах получили люди, которых, по-видимому, не совсем можно отнести к социально-уязвимым.

ФИЛИПП КРЫШМАР, примар коммуны Булбочь: Да-да, эта социальная помощь доставила нам в свое время немало хлопот, так как после ее получения все жители села обвиняли примара и соцработника. Но никто нас не уведомил, по каким критериям были отобраны эти люди. Мы все остались шокированы тем, что в список попали некоторые персоны. И разъясняю гражданам, ну не я участвовал, не имел я права распределять деньги и даже не был о них проинформирован.

Например, Алла Чеботарь имеет благоустроенное хозяйство, современный дом и мощеный двор.

АЛЛА ЧЕБОТАРЬ, жительница коммуны Булбочь: Я получила 1000 лей. Что такое тысяча лей, упаковка лекарств? Я думала, что помогают всем. Но обычно, сколько давали помощи, но мне ни разу. Дом построила, когда была молода и были силы, и я не пьяница и я не… у нас же только пьяницам дают помощь.

А в случае с семьей Гуцу оба супруга попали в список получателей и каждый получил по 1000 леев. И это при том, что, по замыслу авторов проекта, эту единовременную помощь должен был получить только один член семьи.

В другой части села говорим с Зиновьей Кошчук. Хоть она и одинокая пенсионерка и соответствует критериям отбора, но не вошла в список получателей.

ЗИНОВЬЯ КОШЧУК, жительница коммуны Булбочь: Услышала, что пришла помощь и дают ее всем бедным. И я быстро отправилась за помощью, но что толку, когда мне сказали, что нет никакой помощи, ничего нет.

Агнесса Панаинте также недовольна тем, как распределялась единовременная финансовая помощь. Женщина с группой инвалидности, рассказала, что несколько раз звонила по телефону, чтобы узнать, как составлялся список получателей, в который она не вошла.

АГНЕССА ПАНАИНТЕ, жительница коммуны Булбочь: По номеру, который был указан в письме, никто не ответил. Ответили только в Правительстве. Когда я позвонила, женщина из приемной подняла трубку и сообщила мне номер телефона из Министерства труда в Кишиневе. Я позвонила в министерство, где женщина мне ответила, что деньги распределялись на основании списков, а списки на основании данных, на базе данных сформировали списки. А дальше, кто создал базу данных, и как ее создал… здесь не знают, в Сороках не знают, деньги поступают из Кишинева и все хорошо и красиво.

Чтобы узнать, как все обстояло на самом деле, мы отправились в организацию, которой Евросоюз доверил реализацию проекта на 5 млн евро. Речь идет о People in Need Moldova, сокращенно PIN Moldova, неправительственной организации, с офисом в Кишиневе.

АНДРЕА КУАДЕН, руководитель службы экстренного реагирования PIN Moldova: Изначально мы хотели создать собственную базу данных. Учитывая ограниченность времени, это было бы невозможно. Во-вторых, как гуманитарная организация, мы должны быть осторожны. Мы не должны создавать системы, параллельные государственным, потому что они создадут больше проблем, и в конечном итоге все Правительство будет нам помогать. Поэтому, чтобы не создавать проблем, мы сотрудничаем с министерством. Совместно с донором и Министерством было проведено мероприятие по запуску проекта, после чего были подписаны Меморандум о взаимопонимании (MOU) и соглашение о совместном использовании базы данных. На основании этого соглашения о совместном использовании базы данных фонд People in Need получил базу данных социально уязвимых семей, которые находятся в базе данных правительства и включены в систему соцпомощи и имеют право участвовать в различных программах помощи, предоставляемых государством. Эта база данных насчитывает более 400 000 человек. К сожалению, у нас недостаточно финансовых средств, чтобы предложить помощь всем.

Представитель PIN Moldova объясняет нам, что база данных, предоставленная им Министерством труда и социальной защиты, доставила им немало хлопот.  

АНДРЕА КУАДЕН, руководитель службы экстренного реагирования PIN Moldova: Информация, которую мы получили, касается социальной незащищенности, а не экономической. Поэтому мы знали, что существует вероятность того, что относительно небольшое число людей, которые получат помощь, могут быть из числа тех, кого нельзя отнести к социально-уязвимым, так как у них есть имущество или более высокий доход. Такая вероятность была, с которой мы согласились и которая была согласована с другими вовлеченными сторонами, потому что отсутствие такого риска имело бы последствия для других людей. Не буду отрицать, что, вероятно, да, есть получатели, которых не совсем можно отнести к социально-уязвимым. Это риск, на который мы пошли. Конечно, мы хотим извлечь из этого урок.

О том, как обстоят дела в Министерстве труда и социальной защиты нам рассказал сам министр Марчел Спатарь.

МАРЧЕЛ СПАТАРЬ, министр труда и социальной защиты РМ: Очень часто в погоне за сенсационностью, прошу прощения, что говорю это, в погоне за сенсационностью мы забываем об общей картине и сосредотачиваемся на некоторых случаях, которые, по сути, лишь описывают какие-то дисфункции, может быть, незначительные, в системе. Мы не проверяли списки. У Фонда есть некоторые принадлежащие ему ресурсы. За счет собственных средств Фонд имеет право помогать кому угодно. Но к процессу подключилось Министерство, которое предложило Фонду оказывать помощь на базе определенных критериев, после чего Фонд и Министерство подписали Меморандум о сотрудничестве. В дальнейшем ни Министерство, ни Агентство, ни Управление соцпомощи не проверяют как Фонд внедряет проект и не будут проверять каждого получателя из 40 тысяч в отдельности. Я думаю, вы правильно поняли.

Что касается актуализации информации в базе данных Автоматизированной информационной системы «Социальная помощь» (SIAAS), созданной 14 лет назад, то министр допускает наличие ошибок, но перекладывает ответственность на соцработников на местах.

МАРЧЕЛ СПАТАРЬ, министр труда и социальной защиты РМ: Соцработник из населенного пункта получает досье и вводит информацию в базу данных. В обязанности соцработника входит следить за тем, чтобы в эту базу данных попадала информация только о социально-уязвимых людях. Но дело в том, что помощь получали люди, имеющие доход, сотрудники примарии и т. д. Это еще раз доказывает нам, что данные в Системе соцпомощи несовершенны и действительно встречаются некоторые случаи. Я бы не хотел придавать этим случаям слишком большое значение, если будет 5–10 случаев из 36 800, но о них следует сообщать в Государственную социальную инспекцию, чтобы инспекторы проверили, как такие семьи оказались в списке социально-уязвимых.

Пять-десять случаев, которым, как советует министр, не следует придавать значения, мы выявили только в двух населенных пунктах, где проводили видеосъемки. Однако единовременная финансовая помощь была распределена по всем районам и муниципалитетам страны. Соответственно, таких случаев гораздо больше.

Однако, если мы обратимся к государству и как оно уже через свои учреждения предоставляет помощь и социальные пособия, мы обнаружим, что и здесь есть проблемы. Например, в последнем отчете Социальной инспекции за 2020 год сообщается, что социальные пособия, попавшие в поле зрения учреждения, выданные в том числе в холодное время года, на общую сумму в более 2,4 млн леев, были предоставлены незаконно. То есть 30% от помощи, которую выдали и которую проверила Социальная инспекция, выдали с нарушениями.

МАРЧЕЛ СПАТАРЬ, министр труда и социальной защиты РМ: Факт, в том, что в системе SIAAS есть получатели, которых не должно быть, потому что досье попадают в систему, если хотите, и из-за коррупции. И мы знаем, что были случаи коррупции, опять же, я не хочу придавать им значение. Всем известно, что есть получатели пособий, которые не заслуживают этого пособия. В общем, такие люди в базе есть, и возможно у них сфальсифицированы документы. Поэтому мы усилили Социальную инспекцию. По этой причине Социальная инспекция сегодня может налагать санкции, чего она не могла сделать, например, в прошлом году. В будущем мы намерены усовершенствовать Автоматизированную информационную систему «Социальная помощь» и, возможно, со следующего года заменить ее на более эффективную систему.

АНДРЕА КУАДЕН, руководитель службы экстренного реагирования PIN Moldova: Мы находимся в процессе обучения, чтобы понять, как мы можем скорректировать следующий раунд проекта на основе полученных уроков, и это задача не только для нас, но и для всего гуманитарного сообщества, которое думает и планирует оказывать поддержку уязвимым семьям в Молдове.

Европейский Союз — надежный партнер Республики Молдова, который также обеспокоен тем, как распоряжаются деньгами, которые он так щедро предлагает нашей стране. Он призвал журналистов-расследователей следить за этим проектом.

ЯНИС МАЗЕЙКС, посол ЕС в Молдове: Такой большой проект, как этот, — это всегда вызов. Одна из причин, почему мы привлекли их [PIN Moldova], заключается в том, что у них есть система внутреннего контроля, они могут отслеживать, что произошло, и извлекают уроки. Республике Молдова необходимо сделать больше для укрепления своей энергетической независимости, для решения проблемы энергоэффективности зданий, с которой также сталкиваются многие домохозяйства. В этой области мы также продолжим нашу поддержку и расширим ее в ближайшие годы.

Какие еще нарушения в реализации этого проекта мы обнаружили, вы узнаете из нашего нового расследования.

Прокомментируй

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *