loader image

Мы находимся в селе Котул Морий, которое перенесли сюда после разрушительного наводнения 2010 года. Хотя люди жили в этих домах годами, населенный пункт до сих пор не отображается на карте. По данным кадастра, здесь все еще земли сельскохозяйственного назначения. Многие из участков принадлежат примару.

10 лет назад, зная, что село будет перемещено, чиновник по кусочку скупил землю именно там, где строилось новое село. И сегодня он требует от государства компенсацию в размере десятков миллионов леев. Как примару села удалось провернуть такую грандиозную и необычную схему, мы расскажем в репортаже.

18 августа 2011 года. Бывший примар села Котул Морий Михаил Мерзынку, лишившийся своего мандата за два месяца до этих событий, вызван аудиторами Счетной палаты. Они только что проверили деятельность Министерства строительства и регионального развития, которое принимало непосредственное участие в строительстве домов в новом селе Котул Морий и выявили, в том числе, спекуляции с землей. В 2010 году находившийся у власти примар скупил земельные участки именно на том месте, где были построены дома для пострадавших.

МИХАИЛ МЕРЗЫНКУ, примар коммуны Котул Морий (2007–2011, 2019-настоящее время): Что касается земли, да, я купил участки. Во время своего мандата я был категорически против того, чтобы жители Котул Морий продавали участки.

СЕРАФИМ УРЕКЯН, председатель Счетной палаты (2011 — 2016): Не хочу политизировать, но премьер топчется в этом болоте и днем и ночью, руководство страны там, министр спит на досках. Сейчас разберемся с этим вопросом, а вы спекулируете. Посмотрим правде в глаза, я думаю, этот вопрос можно решить за неделю, на мой взгляд.

Одна неделя превратилась в десятилетие. Проблема не решена по сей день, хотя с момента разрушительного наводнения прошло уже десять лет. По сути, это было одним из самых сильных наводнений Прута за последние сто лет.

С 6 по 7 июля 2010 г. из-за обильных проливных дождей и сильного наводнения в Немценах прорвало дамбу. Четыре населенных пункта в Хынчештском районе у реки Прут пострадали от наводнения. Больше всего пострадало село Котул Морий. Село просто поглотила вода.

Единственное решение, которое на тот момент приняло правительство, возглавляемое в то время Владимиром Филатом, было отстроить заново село на землях сельскохозяйственного назначения, раскинувшихся на холме, в десяти километрах от старого села.

Так возникло новое село. Однако дома в старом селе подлежали сносу. Это зафиксировано постановлением Правительства. Однако этого не произошло.

ЕКАТЕРИНА ГЭИНЭ, жительница села Котул Морий: Мы поднимали вопрос, так как мы пожилые. У нас нет документов, мы не можем оформить наследство.

СЕРДЖИУ КЭРПИНЯНУ, житель села Котул Морий: Сколько лет это может продолжаться, прошло уже 10 лет с момента наводнения и как его построили. Сколько должно еще пройти времени, еще лет десять?

Новое село построено примерно на 80 га сельскохозяйственных земель, принадлежащих местным жителям. Всего здесь построено 436 домов.

ЛУЧИЯ ГУШТЮК, примар коммуны Котул Морий (2011–2019): Мы все думали, что, если жители других населенных пунктов принимали участие и помогали нам финансами, едой и одеждой, нам необходимо отказаться от этих земель, чтобы построить новое село. Тогда, я думаю, никто не знал, что в таких случаях полагается компенсация. Никто не знал. Мы думали, что нужно отдать землю, чтобы не остаться на дороге, без крыши над головой. Каждый житель села пошел в примэрию и отказался от земли.

Таким образом, часть местных жителей передала землю местным властям, и Правительство начало строительство нового села. А осенью были сданы в эксплуатацию первые дома

Среди высокопоставленных лиц был и примар села. Этот чиновник вместо того, чтобы изменить назначение сельхозземель, на которых были построены дома, или объявить эти земли публичной собственностью, как того требует закон, взялся скупать земли. Он скупал именно те участки, на которых было построено новое село. Большинство из них ему удалось скупить в декабре 2010 года, всего через полгода после наводнения.

Вскоре примар и его жена стали владельцами 9 из 80 гектаров нового населенного пункта. Сделки обошлись ему в более чем 57 тысяч леев. Почему он так поступил, мы решили узнать у самого Михаила Мерзынку, который осенью прошлого года был снова избран примаром Котул Морий.

Супругам Мерзынку удалось сразу после покупки участков зарегистрировать их в реестре недвижимости, то есть в Кадастре. Они стали собственниками с соответствующими документами. Ни одна из ветвей властей, будь то местная, районная или центральная, им не препятствовала.

Ион Брынза, экс-зампримара коммуны Котул Морий: Я не знал с самого начала, как это было. Понятно, что покупались участки не зря, а для того, чтобы на этом деле можно было урвать. Когда земли были куплены, он был примаром, а не случайным человеком, который не знал, что происходит в коммуне.

Летом 2011 года, после местных выборов, Мерзынку потерял пост примара. Его место заняла Лучика Гуштюк.

ЛУЧИКА ГУШТЮК, примар коммуны Котул Морий (2011–2019): Перед началом строительства села примар должен был обратиться к властям Республики Молдова и выдвинуть предложения: «Подождите, люди добрые. Мы не сможем построить новое село, пока не выясним, что мы делаем с этими землями, потому что это частные владения». Я стала проверять, с кадастровым инженером, с секретарем совета, видела договоры купли-продажи. Начала предпринимать разные шаги.

Лучика Гуштюк говорит, что существует проблема и с другими участками на которых стоит село. Еще 8,4 га остаются в собственности другой семьи, а остальные принадлежат:

ЛУЧИКА ГУШТЮК, примар коммуны Котул Морий (2011–2019): Покойным. Это около 18 га. Ежегодно умирают люди. Человек умирает, у него нет наследника. У кого-то был наследник, а наследник умер. Это очень долгая процедура.

Нарушения были также подтверждены Счетной палатой, которая представила их в отчете, а затем отправила заключения нескольким ответственным органам, включая прокуратуру. Согласно закону, после передачи земель в государственную собственность и компенсации собственникам на участках могут приступить к строительству. Однако в Котул Морий процедура была обратной. Сначала было построено село, потом власти начали вносить изменения в документы. Но было слишком поздно. Они не смогли внести изменения вплоть до сегодняшнего дня.

В 2012 году в обмен на землю Михаилу Мерзынку власти решили дать компенсацию в размере более 36 тысяч леев. Но спустя три дня та же комиссия утверждает компенсацию уже на сумму более 655 тысяч леев, в 18 раз больше первоначальной.

В конце 2012 года ситуация изменилась. Антикоррупционная прокуратура по результатам расследования уголовного дела обвиняет Михаила Мерзынку в злоупотреблении служебным положением и направляет дело в суд.

ВИОРЕЛ МОРАРЬ, и.о. прокурора Антикоррупционной прокуратуры (2012 — 2013): Мы требуем наказания примара за использование служебного положения в личных целях. Он точно знал, что там построят дома для пострадавших от наводнения. Знал, что государство пойдет на экспроприацию и компенсацию собственникам.

Пока возбуждено уголовное дело, бывший примар вместе с женой подали в суд на примэрию Котул Морий и на местный совет, мотивируя это тем, что им не выплатили компенсацию в размере более 655 тысяч леев. Лучика Гуштюк заявила, что сумма слишком велика, почти как местный бюджет, который в те годы едва достигал одного миллиона леев.

В суде Мерзынку потребовал оправдать его, возместить ему штрафы, материальный и моральный ущерб, и компенсировать недополученный доход. Соответственно, запрашиваемая сумма увеличилась почти до 32 миллионов леев и около 69 тысяч евро.

СЕРГЕЙ ПАЛМЭ, экс-юрист примэрии Котул Морий: В ходе рассмотрения дела он несколько раз менял исковое заявление. Каждый раз, когда он менял, в заявлении увеличивался размер штрафа, процентов, а также материального и морального ущерба, который, по его мнению, был ему причинен. Каждый раз сумма увеличивается на несколько миллионов леев.

Только в 2015 году прокуратуре удалось добиться в Апелляционном суде решения об осуждении примара за превышение полномочий. Наказание — штраф в размере всего 20 тысяч леев с лишением права занимать государственную должность в течение пяти лет. Однако в том же году Верховный суд оправдал его.

С другой стороны, спор семьи Мерзынку с властями Котул Морий продолжается до сих пор и находится на рассмотрении Апелляционного суда. Борьба идет за деньги. Примар по-прежнему настаивает на возмещении ущерба в размере около 30 миллионов леев и почти 69 тысяч евро.

И так как осенью 2019 года Мерзынку снова стал примаром села сложилась поистине экстраординарная ситуация: Мерзынку — фермер судится с Мерзынку — примаром.

СЕРГЕЙ ПАЛМЭ, экс-юрист примэрии Котул Морий: С юридической точки зрения это — абсурд. Здесь, в первую очередь, необходимо уведомить Национальный орган по неподкупности.

МИХАИЛ МЕРЗЫНКУ, примар коммуны Котул Морий (2007–2011, 2019-настоящее время): Уважаемая, должно было быть решение правительства. Земли сельхозназначения должны были перевести под строительство. Решения… Требовалось Постановление Правительства. Была чрезвычайная ситуация. Какое отношение имеет примар…

Мы постарались получить ответы у районного представителя Правительства. Нам удалось поговорить с Александру Уреке, главным специалистом Госканцелярии района Хынчешть, который утверждает, что до вынесения окончательного судебного решения ситуация в Котул Морий не разрешится.

Расследование проводилось при поддержке Управления по Румынии и Республике Молдова Фонда Фридриха Науманна за свободу в рамках проекта «По следам бюджетных денег». Высказанные мнения принадлежат исключительно авторам и не обязательно отражают мнение Фонда.

Прокомментируй

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Privacy Preference Center