loader image

30 июля 2020. Село Кочиеры, Дубоссарский район. Эти милиционеры и импровизированный шлагбаум, установленный посреди дороги, представляют, по словам Тирасполя, временный карантинный пост, установленный для контроля движения между селами Кочиеры, Моловата Ноуэ и Роги. По словам примара Раисы Спиновски, таких постов — восемь. Некоторые них — мобильные. Посты появились в середине марта прямо на окраине села. Вы также можете их увидеть и на второстепенных дорогах, которые ведут к фермерским землям или соединяют село с соседними населенными пунктами.

РАИСА СПИНОВСКИ, примар села Кочиеры: Это второстепенная дорога, которая соединяет Кочиеры с селом Коржова. Как вы видите, здесь власти Приднестровья установили временный пост. После переговоров между Додоном и тираспольским лидером военные покинули пост, но преграда на дороге, как вы можете видеть, осталась. Проблема до конца не решена. Свободного передвижения между населенными пунктами нет.

Причина установки постов — объявленное неконституционными властями Тирасполя чрезвычайное положение и попытка контроля за распространением COVID-19. На данный момент ограничения движения действуют до 30 сентября.

Установка постов вызвала недовольство у местных фермеров. Они моментально почувствовали на себе последствия введенных ограничений.

ПЕТРУ НИРКА, фермер из села Кочиеры: 23 марта, когда установили пост, мне лично запретили проезжать с газовыми баллонами, хотя у меня есть теплица. А в тот вечер было минус четыре градуса, практически 20% тепличных растений я потерял. Всего за один вечер.

Петру Нирка возделывает 620 гектаров, арендованных у жителей села. Большинство участков, а точнее 95% от общей площади, находятся по другую сторону трассы Рыбница — Тирасполь.

Фермер говорит, что он может добраться до земель только после того, как пройдет так называемую приднестровскую таможню, где он всегда предъявляет документ, удостоверяющий личность.

Пройти через таможню могут только те, у кого есть вид на жительства в Кочиерах. Другие фермеры села находятся в аналогичной ситуации. Проблемы продолжаются с момента обретения независимости. Были годы, когда приднестровские власти не только ограничивали им доступ, но и просто забирали их земли, объявляя их собственностью так называемого приднестровского государства.

Совсем недавно, с появлением новых мобильных постов, фермеры из Кочиер не могли добраться до некоторых участков, находившихся до трассы Рыбница — Тирасполь, к которым они ранее имели неограниченный доступ.

В марте так называемые пограничники и приднестровская милиция установили свои посты совсем рядом с домами жителей села. Это расстроило фермера Петру Нирка, поскольку из-за новых постов он больше не может добираться до своих теплиц, расположенных на единственном участке, к которому он имел доступ, без предъявления документа, удостоверяющего личность.

ПЕТРУ НИРКА, фермер из села Кочиеры: Однажды у меня произошел на посту конфликт. Я сцапался с дубоссарскими милиционерами, с которыми у меня и сейчас проблемы. Они начали оформлять протокол. Затем я позвонил в Объединенную контрольную комиссию и в Бюро по реинтеграции. Что же это такое? Здесь территории Республики Молдова и мало того, что они установили карантинный пост, но и приднестровские правоохранительные органы и их дорожная полиция сидят уже здесь и контролируют эту дорогу. Это безобразие. Не дай бог. Подождите, вот, подождите, пост был здесь.

Между тем, карантинный пост о котором говорит фермер, не убрали, а только переместили на несколько километров. После более чем четырех месяцев ограничений только к середине сельскохозяйственного сезона Петру Нирка снова может беспрепятственно добираться до своих теплиц.

ПЕТРУ НИРКА, фермер из села Кочиеры: Мы должны быть благодарны, что они дали нам разрешение. Или как? Ты взял то, что принадлежало мне, и медленно отдаешь, а я должен целовать тебе руки. Так получается? Я считаю такие вещи унизительными.

Так называемые санитарные посты были установлены вдоль зоны безопасности без уведомления властей Кишинева, хотя существует Объединенная контрольная комиссия, с которой необходимо согласовывать любые изменения, особенно военного характера. Помимо восьми постов в Кочиерах, 29 новых постов были установлены в других населенных пунктах Дубоссарского района, а также в Варнице, Тигине, Штефан-Водэ и Каушанах. Всего — 37 пунктов пропуска. Это подтверждает Мариан Герман, руководитель Бюро политик по реинтеграции, учреждения, которое имеет представителей в Делегации Республики Молдова при Объединенной контрольной комиссии.

МАРИАН ГЕРМАН, руководитель Бюро политик реинтеграции (6 августа): Сегодня осталось 13 постов, как мобильных так и стационарных, вместе взятых. Если они санитарные, было бы логично, чтобы там находился медперсонал. Мы рассматриваем установку постов как оскорбление, как незаконное действие со стороны так называемой тираспольской администрации. Я не думаю, что пандемия стала причиной ограничения свободы передвижения.

В конце июля состоялась встреча президента Игоря Додона с тираспольским лидером Вадимом Красносельским, которого Додон назвал:

ИГОРЬ ДОДОН, президент Республики Молдова: Президент Приднестровья. Сегодня состоялась очередная, седьмая по счету, встреча с президентом Приднестровья. Хочу отметить, что за последние недели плодотворного диалога между мной и Вадимом Николаевичем Красносельским нам удалось этот вопрос частично решить.

ВАДИМ КРАСНОСЕЛЬСКИЙ, лидер самопровозглашенной ПМР: Что касается свободы перемещения, я всегда за свободу перемещения. Я думаю, что по мере ослабления распространения коронавирусной инфекции на территориях, данные посты, конечно, будут ликвидированы.

Павел Казаку — один из юристов Promo-LEX, ассоциации, которая способствует развитию демократии и защите прав человека, в том числе в приднестровском регионе.

ПАВЕЛ КАЗАКУ, юрист, Ассоциация Promo-LEX: Европейский суд в деле Илашку в 2004 году высказал очень интересную мысль. Республика Молдова, даже если у нее нет эффективного контроля на левом берегу Днестра, должна обеспечивать позитивные обязательства. Что означают эти позитивные обязательства? Государство не должно поддерживать тираспольский режим. И когда вы объявляете президента Приднестровья, я не знаю, насколько государство выполняет в данном случае позитивное обязательство.

90% из примерно двух тысяч гектаров сельскохозяйственных земель местных жителей расположены вдоль трассы Рыбница — Тирасполь. В течение многих лет администрация Тирасполя блокировала доступ фермеров к их землям, заявляя, что земля принадлежит так называемой Приднестровской Молдавской Республике. И те, кто хочет заниматься здесь сельским хозяйством, должны заключать договоры аренды с предполагаемыми властями Тирасполя. Такая ситуация произошла между 2004 и 2006 годами, но ни один фермер не подал заявку в Тирасполь и не заключил такой договор. Подобная ситуация повторилась в 2014–2018 годах.

ПЕТРУ НИРКА, фермер из села Кочиеры: В 2006 году было заключено первое соглашение между Приднестровьем и Республикой Молдова, что они позволяют нам обрабатывать землю, расположенную вдоль дороги. Был поднят вопрос: либо Кочиеры возделывает свои земли, либо Приднестровье навсегда их отберет. В 2007 году — засуха, в 2009 году — вернул только половину кредита, в 2011 году — засуха, в 2013 год — отобрали нашу землю. И у меня накопилось много долгов. Осенью 2018 года, когда нам вернули землю, она заросла сорняками, боже мой. Нам пришлось проделать в три раза больше работы. Вчера получил извещение из суда, чтобы погасил пеню. По сути, компания находится на грани банкротства.

В 2018 году самопровозглашенные власти Тирасполя сделали шаг назад и вернули землю фермерам. Однако на определенный период.

РАИСА СПИНОВСКИ, примар села Кочиеры: Земля не была возвращена владельцам, как собственникам, а была возвращена им сроком на 20 лет, чтобы они могли возделывать землю.

В 2006 году, когда Тирасполь впервые ограничил доступ фермеров села Кочиеры к их сельскохозяйственным землям, люди объединились с фермерами из других близлежащих сел, столкнувшихся с той же проблемой: с фермерами из села Моловата Ноуэ, Дороцкая, Похребя и Пырыта, и обратились в ЕСПЧ. Всего иск подали 1646 физических лиц и три экономических агента. Штефан Дрига — один из экономических агентов из Моловата Ноуэ.

ШТЕФАН ДРИГА, фермер из села Моловата Ноуэ: Я участвовал в этих земельных переговорах в 2004 и в 2006 годах каак фермер. Есть такой Игнатьев, их министр иностранных дел. Он сказал: «Вы живете… Уже давно это две страны, и ты зря говоришь». А я ему говорю: «Это одна страна». На переговорах с ним. «Это одна страна, вы родились в Рыбнице и являетесь гражданином Республики Молдова». Он говорит: «Нет, вы застряли в прошлом, здесь две страны, и только зря разводите пустые разговоры».

В 2018 году Европейский суд вынес решение в пользу фермеров и обязал Российскую Федерацию выплатить фермерам компенсацию в течение трех месяцев. Почему РФ? Объясняет эксперт Promo-Lex.

ПАВЕЛ КАЗАКУ, юрист, Ассоциация Promo-LEX: Эта связь была установлена Европейским судом в деле Илашку в 2004 году. Тогда была доказано, что сложившаяся ситуация возникла из-за очень жесткого контроля Российской Федерации на левом берегу Днестра. Речь шла о военно-экономическом и, разумеется, политическом контроле. Этот контроль был подтвержден и продемонстрирован и в других случаях. На сегодняшний день у нас более 30 постановлений Европейского суда по более чем 50 делам. Около 1900 человек уже стали жертвами серьезных нарушений прав человека, подтвержденных Европейским судом. В большинстве случаев виновной стороной признана Российская Федерация.

Каждый фермер должен был получить компенсацию в размере 1500 евро, а три сельскохозяйственных предприятия — от 50 до 115 тысяч евро.

ШТЕФАН ДРИГА, фермер из села Моловата Ноуэ: Мы обратились к вице-министру юстиции России с просьбой выполнить решение, но не получили никаких ответов. И письма отправляли в Брюссель, и куда только не отправляли, и в Страсбург, но без ответа. Российская Федерация не хочет решать этот вопрос. Она не берет на себя обязанности по оплате и не намерена выполнять решения ЕСПЧ.

В селе Дороцкая точно такая же ситуация. Люди говорят, что не получили компенсацию, хотя с момента решения ЕСПЧ прошло два года.

НИКОЛАЕ БЕРЗАН, житель села Дороцкая: А я знаю? Вернут нам что-то или это только разговоры. Ходим дорогами. Даже не знаю, что сказать. Наши ли это земли или не наши, когда хотят, тогда и отбирают.

ВЕРА СЕМЁНОВ, фермер из села Дороцкая: С 2004 по 2006 год нам не разрешали работать, но я работала с бывшим председателем, который был. Днем и ночью убегали. Арестовывали трактора со всей продукцией. Людей держали закрытыми в Дубоссарах, в милиции.

Вера Семёнов — председатель сельскохозяйственного кооператива села Дороцкая. Из 178 гектаров, принадлежащих кооперативу, 163 гектара находятся за трассой Рыбница — Тирасполь.

ВЕРА СЕМЁНОВ, фермер из села Дороцкая: За трассой требуют разрешение. У нас должны быть специальные документы, которые дают нам возможность работать. Вот там наши земли. Видите, за полем с подсолнухом видны поля. Там видно, что пшеница уже созрела. Не знаю, видите ли вы их, но я их вижу, вот, вот. Здесь у нас канава, вырытая в 2017 году. — Где? — Вот она. Была раньше гораздо глубже, чем сейчас. Люди вдоль канавы проложили дорогу, чтобы можно было заехать на поле. Приднестровцы увидели и начали сюда свозить песок. Во всю длину канавы, где люди проложили дорогу, высыпали песок таким образом, чтобы люди не могли заехать на поле.

Пока дело рассматривалось в ЕСПЧ, жители села Дороцкая впали в отчаяние. В 2014 году, когда Тирасполь неоднократно отбирал их земли, некоторые местные жители активно продвигали идею перехода под юрисдикцию неконституционных властей.

В 2006 году еще 57 фермеров, но на этот раз из села Моловата Ноуэ также обратились в ЕСПЧ, заявив, что их лишили доступа к их землям.

В феврале 2020 года Европейский суд вынес решение в их пользу. И в этом случае Российская Федерация должна выплатить каждому фермеру компенсацию в размере 1500 евро. Мы отправили запрос в посольство Российской Федерации в Молдове, в котором решили узнать, почему решения ЕСПЧ не выполняются и, соответственно, не выплачиваются компенсации? Вот что нам ответили:

Россия всегда поддерживала сильный, неполитизированный Европейский суд по правам человека […] В то же время мы должны признать, что некоторые решения международной судебной системы вводят в заблуждение из-за ряда предубеждений. В частности, это относится к решениям, принятым ЕСПЧ на основании тезиса о так называемом «эффективном контроле Российской Федерации над Приднестровьем».

Также мы обратились к президенту Игорю Додона с официальным запросом: как часто во время своих визитов в Москву он просил Российскую Федерацию выполнить решения ЕСПЧ. Мы так и не получили ответ.

ПАВЕЛ КАЗАКУ, юрист, Ассоциация Promo-LEX: У него прекрасные или очень хорошие отношения с людьми из Москвы. Я не заметил, чтобы во время его визитов обсуждались также вопросы, как права человека в приднестровском регионе и, уж тем более, ситуация с исполнением решений ЕСПЧ.

Фермеры, с которыми мы общались, убеждены, что их проблемы не решатся в ближайшее время, но они не собираются отступать.

ВЕРА СЕМЁНОВ, фермер из села Дороцкая: Стоит оно того или не стоит, но бороться надо, потому что это твоя частная собственность. Как это — отказаться? Представьте, что к вам войдут в дом и выгонят вас на улицу. То же самое и с этой территорией, с землей.

ШТЕФАН ДРИГА, фермер из села Моловата Ноуэ: К сожалению, Правительство ничего не делает. После этих встреч, все остается, как и прежде. Одни лишь разговоры.

ПЕТРУ НИРКА, фермер из села Кочиеры: Действительно, с 92 года мы здесь варимся, как в адском котле. Психологически, это очень тяжело. Это мотивирует, чтобы здесь не прервалась эта тонкая нить, которая и есть достоинство гражданина Республики Молдова, так как именно здесь берет свое начало священное дело — защита независимости Республики Молдова. Если бы тогда не поднялись Кочиеры и Моловата, давно бы уже граница Приднестровья пролегала здесь по Днестру. Забывают такие вещи. Да и ветераны конфликта брошены на произвол судьбы. С этими 50–60 леями в месяц или сотней есть вещи, о которых стыдно говорить.

Эта материал был подготовлен в рамках проекта «Пресса в поддержку демократии, интеграции и ответственности в Молдове» (MEDIA-M), финансируемого USAID при поддержке Великобритании и реализуемого Internews в Молдове и Freedom House, который направлен на содействие развитию независимых СМИ и создание медиа-сектора, более устойчивого к политическому и экономическому давлению. CU SENS несет ответственность за содержание этого материала, который не обязательно отражает точку зрения UK AID, USAID или правительства США.

Прокомментируй

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *